РПОО "Белорусский Хельсинкский Комитет"

НОВОСТИ

  • Требуем немедленного освобождения политзаключенной правозащитницы Татьяны Гацуры-Яворской

    Подтверждая позицию, изложенную в Совместном заявлении беларусского правозащитного сообщества о недопустимости давления на правозащитниц Татьяну Гацуру-Яворскую и Эниру Броницкую, считаем преследование Татьяны Гацуры-Яворской со стороны властей политически мотивированным, направленным на прекращение ее публичной и ненасильственной деятельности, направленной на защиту прав человека и основных свобод, а ее саму политической заключенной, согласно п. 3.1(b) Руководства по определению понятия “политический заключенный”. //
  • Заявление правозащитных организаций о признании пяти новых политических заключенных

    Мы считаем преследование и лишение свободы Станислава Павлинковича, Валерия Лозы, Юрия Карниловича, Павла Береснева, Виталия Зародея политически мотивированным, связанным с мирной реализацией выражения мнения, а их самих политическими заключенными. //
  • Требуем немедленного пересмотра приговоров и освобождения 15 политических заключенных

    Согласно Руководству по определению понятия "политический заключенный", насилие, которое было спровоцировано исходным непропорциональным использованием физической силы, спецсредств, и если в действиях обвиняемого отсутствовало намерение на нанесение несимволического материального ущерба или ущерба кому-либо, дает основания рассматривать этих лиц в качестве политических заключенных. Кроме того, мониторинг этих судебных заседаний показал, что суды выносят непропорционально жесткие (неадекватные) правонарушению, в котором обвиняются лица, приговоры по сравнению с приговорами, выносимыми по таким же категориям дел вне политического контекста. Продолжительность или условия лишения свободы по приговорам, вынесенным в отношении участников протестных собраний, явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, по которому эти лица были признаны виновными. В ряде случаев судебные заседания были проведены в закрытом режиме: на них не допускались представители общественности, правозащитники и представители СМИ. Причем решения суда о проведении закрытых заседаний не были обусловлены необходимостью защиты государственной тайны или информации личного характера участников процесса, нежелательной к публичному распространению. //